Тяжелая неделя истребителей танков

Предвоенный период в СССР характеризовался активным развитием военной мысли. Большое внимание наряду с прочими проблемами уделялось созданию и боевому применению бронетанковых соединений. Этому способствовал и анализ операций, проводившихся вермахтом в 1939-м и 1940-м годах. Например, в работе Г.С. Иссерсона «Новые формы борьбы», где разбиралась польская кампания, указывалось на прямую зависимость исхода всей войны от стремительных глубоких прорывов танковых соединений.
Реакцией нашего военного руководства на успехи немцев стало спешное формирование значительного числа механизированных корпусов. Они должны были выполнять ту же роль, что и танковые дивизии немцев. При этом вопрос противодействия бронетехнике противника некоторое время оставался без должного внимания. Ситуация стала меняться с назначением Г.К. Жукова на должность начальника Генерального штаба.

В поисках верного решения

Решение проблемы было найдено в создании специальных частей и соединений, призванных бороться на поле боя в первую очередь с танками. Их основу должны были составить специально подготовленные артиллерийские части. Первые бригады противотанковых орудий начали формироваться только в апреле 1941-го года. Они должны были получить на вооружение орудия калибров 76 мм, 85 мм, 107 мм, а также зенитные пушки калибра 37 мм. Общая численность личного состава бригады составляла 5322 человека.

После нападения Германии на Советский Союз противотанкисты приняли активное участие в Приграничном сражении и в последующих боях. Существенного влияния на ход боевых действий они оказать в тот момент не могли.

М.И. Неделин – командир 4-й бригады противотанковых орудий.

Высокие потери в людях и почти полная утрата материальной части вынудили командование принять решение о расформировании всех артиллерийских бригад противотанковых орудий.

Повторно такие бригады были созданы в 1942-м году, когда удалось частично решить проблему обеспечения артиллерийских полков пушками и транспортом.

С весны 1943-го года в структуре советских вооруженных сил одновременно существовали уже провоевавшие год истребительные бригады и свежесформированные истребительно-противотанковые артиллерийские бригады (иптабр). В чем же была разница? Она крылась в увеличении огневой мощи последних. Бригады старого образца имели всего один полк артиллерии, а «новички» обзавелись сразу тремя. При этом произошел отказ от пушек больших калибров. Им на смену пришли «сорокапятки» и 57 мм орудия.

Как это выглядело на практике? К примеру, 3-я истребительная бригада полковника Вениамина Николаевича Рукосуева была ярким представителем формирований старого образца. Она приняла боевое крещение еще в летних боях 1942-го года на воронежском направлении. Для борьбы с танками к лету 1943-го года имела на вооружении 76 мм (16 штук) и 45 мм (12 штук) орудия. А 2-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада гвардии полковника Бориса Николаевича Абузина закончила свое комплектование за полтора месяца до Курской битвы. У нее было 2 полка по 20 пушек калибром 57 мм, а также полк «сорокапяток».

В.Н. Рукосуев – командир 3-й истребительной бригады.

Боевая учеба

Оперативная пауза, длившаяся с марта по июль 1943-го года, впервые с начала войны позволила противотанкистам в спокойной обстановке провести подготовку к генеральному сражению. Регулярные стрельбы, марши в районы сосредоточения, оборудование в инженерном отношении противотанковых узлов обороны, тактические занятия с командным составом, обучение пополнения – командование до предела насытило расписание боевой учебы войск. Одна только 2-я истребительная дивизия полковника Н.Ф. Михайлова подготовила более десяти рубежей противотанковой обороны. Они располагались вдоль шоссейной дороги Орел-Курск и порой отстояли друг от друга на десятки километров. Нетрудно отметить тот факт, что противотанкисты всерьез готовились не только бороться с бронетехникой противника, но и совершать марш-броски к местам танковых прорывов.

Стандартный рубеж обороны представлял собой взаимосвязанную систему противотанковых опорных пунктов. Каждый из них состоял из 2-3 артиллерийских батарей (по 4 орудия в каждой), роты противотанковых ружей, 1-2 минометных батарей. Истребительная бригада формировала от 2 до 4 опорных пунктов, а также имела резерв для маневра.

Перед началом сражения командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский сосредоточил на танкоопасных направлениях три бригады старого образца, а также две бригады, сформированные во время затишья. С началом наступления противника они должны были выдвинуться на атакованный участок и предотвратить прорыв обороны танками противника.

Эшелон с бойцами и командирами 3-й истребительной бригады.

С немецкой стороны на северном фасе Курской дуги основной ударной силой являлась 9-я полевая армия генерал-полковника В. Моделя. Значительную часть бронетанкового парка 9-й армии составляли тяжелые танки T-VI, средние T-IV, самоходные установки «Бруммбар» и «Фердинанд».

5-6 июля 1943

Бои на участке Поныри-Ольховатка

5 июля немецкие войска перешли в решительное наступление в общем направлении на Курск. Главный удар был нанесен в полосе обороны 13-й армии генерал-лейтенанта Н.П. Пухова. Сломив упорное сопротивление 15-й стрелковой дивизии на ольховатском направлении, противник предпринял энергичные попытки развить первоначальный успех. Для этого в бой было брошено более трехсот танков и самоходок на стыке 70-й и 13-й армий. Навстречу немецким танкам было решено бросить противотанковую артиллерию. В 18:30 3-я истребительная бригада полковника В.Н. Рукосуева снялась с занимаемых позиций и начала движение в направлении Самодуровка-Ольховатка. В полном порядке артиллеристы прошли более двадцати километров в ночное время суток. Оборону бригада заняла двумя «узлами сопротивления»:

  1. две 76 мм батареи, одна 45 мм батарея, 2-й противотанковый батальон, батарея 82 мм минометов. Начальником узла назначен командир 2-го батальона капитан М.А. Самохин,
  2. две 76 мм батареи, одна 45 мм батарея, 1-й противотанковый батальон, батарея 82 мм минометов. Начальник узла – подполковник Н.В. Железников.
Фрагмент схемы противотанковой обороны 2 истребительной дивизии
5-9 июля 1943 г.

В резерве В.Н. Рукосуева остались батарея «сорокапяток» и батарея 120 мм минометов. Новые позиции были заняты в ночное время суток, что позволило избежать неоправданных потерь.

Успели истребители танков как раз вовремя! Новый натиск на данном участке не заставил себя ждать.

Первые атаки на боевые порядки 3-й бригады были предприняты в 18:00 6 июля 1943-го года «150 танками, построенными буквой Т». На этом участке действовали 2-я танковая дивизия при поддержке 505-го танкового батальона «тигров». Бригада понесла первые серьезные потери: заявив о 22 подбитых танках противника, она не досчиталась 27 человек убитыми и 76 ранеными, а также 9 артиллерийских орудий.

7 июля

Из донесения 2-й иптабр:
«7.7.43 449-й иптап, занимая район – вост. скаты выс. 257,0 и высоту с горизонтом «200», подвергся трехкратной атаке танков – в 9.00, 13.00 и 18.30 с направлений Кашара, роща длинная и Кашара-Кутырки в количестве 25, 16 и в третью атаку с двух направлений 80 и 130 танков. Из них батареями полка уничтожено 3 средних танка и 2 Т-6 /«тигр»/ и подбито 27 танков».

Северо-восточнее деревни Ольховатка была развернута бригада гвардии полковника Б.Н. Абузина. Тремя полками она прикрывала участок Ольховатка—2-Поныри. Ключевой точкой на этом направлении была высота 257,0. 7 июля здесь был нанесен удар силами 2-й танковой и 6-й пехотной дивизий вермахта. Особенно тяжелое положение сложилось у 449-го истребительно-противотанкового полка: были последовательно отражены 3 атаки противника, которые поддерживались 25, 18, 200 танками.

Б.Н. Абузин

Командир полка подполковник Г.П. Кривохижин был ранен, но личный состав продолжал оказывать упорное сопротивление до наступления темноты. Самый слабый полк бригады (он имел на вооружении только «сорокапятки») ожидаемо понес тяжелые потери: убито и ранено было 69 человек, на позициях осталось всего 9 орудий из 20.

7 июля 2-я истребительная дивизия активных боевых действий не вела. Советское командование видело нарастающее напряжение и продолжало стягивать резервы к Тепловским высотам. За это время 4-я истребительная бригада «оседлала» гребень Тепловских высот, выстроившись «в затылок» 3-й бригаде.

8-10 июля

Новый натиск противник предпринял 8 июля силами 20-й, 4-й, 2-й танковых дивизий и 21-й бригады тяжелых танков (более 300 единиц бронетехники) на участке Кашара – Самодуровка. К этому моменту 4-я истребительная бригада отошла южнее на 10-20 км для прикрытия подступов к Фатежу. Отражать атаки немцев вновь должна была бригада полковника В.Н. Рукосуева. В этом бою погибли 1-я и 7-я артиллерийские батареи, после чего противник отошел под огнем 6-й батареи. В полдень была предпринята попытка обхода остатков опорного пункта крупными силами пехоты и танков. В бой были введены все резервы командира бригады, что позволило остановить продвижение противника. В 13:50 была предпринята фронтальная атака всех подразделений бригады силами примерно 100 танков с пехотным сопровождением. Эта атака также была отбита. По итогам кровопролитного сражения бригада полковника В.Н. Рукосуева заявила об уничтожении 75 танков и самоходок противника. Однако и потери были велики: 63 человека убитыми, 74 – ранеными, 21 – пропавшими без вести. В числе прочих погибли три командира артиллерийских батарей, а также замполит 1-го противотанкового батальона. Утрата еще 11 орудий свела боевую ценность бригады к весьма условным значениям.

К концу дня остальные части и подразделения 2-й истребительной дивизии были сосредоточены за боевыми порядками бригады В.Н. Рукосуева. Очевидно, командование предполагало, что новый удар на данном участке станет для нее фатальным.

В тот же день тяжелый бой выпал на долю 1329-го полка из состава 2-й истребительно-противотанковой бригады. На вооружении там стояли 57 мм орудия, которые прекрасно показывали себя в боях с танками. Однако ахиллесовой пятой этих пушек были слабые осколочные снаряды. Поэтому эффективно отбиваться от вражеской пехоты с их помощью было крайне затруднительно. Это и проиллюстрировали бои, развернувшиеся в полях к западу от поселка Поныри.

В 18.30 противник без предварительной авиационной и артиллерийской подготовки атаковал позиции полка силами одной пехоты, что привело к отходу стрелковых частей. Три батареи 1329-го полка остались на позициях и помешали окружению двух советских батарей. Ситуация сложилась критическая – враг мог захватить пушки и открыть таким образом дорогу для танков. Подполковник А.Н. Сардар смог организовать управление боем и не допустить такого развития событий. Часть артиллеристов взялась за винтовки и в рукопашной отбросила немцев. При этом было уничтожено 60 немецких солдат и офицеров, взято 4 пленных. Полк смог занять новые огневые позиции, прикрыв при этом отход своих стрелковых частей.

Уже к концу четвертого дня боев огневая мощь бригады гвардии полковника Б.Н. Абузина снизилась на треть. В строю осталось 8 «сорокапяток» и 32 орудия калибром 57 мм.

9 июля 3-я истребительная бригада сместилась на стык 70-й гвардейской и 140-й стрелковых дивизий на линии высота 238,1 – Погореловцы. Сосредоточение у Ольховатки и фактическое оставление подчиненными В.Н. Рукосуева позиций у Теплого было обусловлено высокими потерями бригады и переброской к Теплому 1-й гвардейской артиллерийской дивизии. Ее огневой мощи было вполне достаточно для отражения атак противника.

На следующий день наступление немцев возобновилось. Первые утренние атаки на Погореловцы были обиты, но затем под угрозой окружения оказались советские части в районе Погореловцы – выс. 234,0. Немцы рассчитывали разгромить советские части, которые здесь попали в окружение, и продолжить наступление между Теплым и Ольховаткой к высоте 274,5. Первая волна танков и пехоты противника захлестнула боевые порядки бригады в 9.20, вторая – в 12.30, от третьей пришлось отбиваться уже в вечерних сумерках. Потери этого дня были несколько меньше – 30 убитых, поскольку противотанкисты сражались фактически в боевых порядках пехоты. В результате ожесточенного боя противник был остановлен.

Полковник В.Н. Рукосуев вручает награды

Уже в 16.00 10 июля личному составу 3-й истребительной бригады были вручены первые правительственные награды за сражение на северном фасе Курской дуги. Это стало своеобразным символом уверенности советского командования в итоговом успехе оборонительной операции.

На всю жизнь запомнили наши артиллеристы битву на Курской дуге. Через десятилетия пронесли они память о своих павших товарищах, об их бессмертном подвиге. Символом этой памяти стал монумент, возведенный осенью 1943-го года на поныровской земле. До сих пор стоит памятник «Героям-Артиллеристам» как зримое свидетельство того великого сражения.

Памятник «Героям-Артиллеристам».
Поныровский район Курской области.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *