На острие удара. 13-я армия на Курской дуге.

13-я общевойсковая армия начала свое формирование в мае 1941 г. на территории Западного Особого военного округа. С началом Великой Отечественной войны она приняла активное участие в Приграничном сражении, с боями отступая на восток. В октябре 1941 г. войска армии были окружены в районе Севска, после чего выходили из кольца на участке Фатеж-Поныри-Змиевка. В январе 1942 г. 13-ю армию Брянского фронта возглавил генерал-майор Н.П. Пухов.

Командующий 13-й армией Н.П. Пухов

На протяжении всего 1942 г. 13-й армии удавалось избегать крупных окружений, сохраняя костяк соединений и обеспечивая передачу боевого опыта необстрелянному пополнению. В эту работу большой вклад внес штаб армии во главе с генерал-майором А.В. Петрушевским. В ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции и последующих сражений на воронежском направлении бойцы и командиры 13-й армии прошли хорошую школу оборонительных боев.

Начальник штаба 13-й армии А.В. Петрушевский.

В январе-феврале 1943 г. войска армии принимали участие в Воронежско-Касторненской наступательной операции, а затем пытались развить достигнутый успех в ходе наступления под Малоархангельском. Тяжелые погодные условия и неудовлетворительное снабжение, вызванное отставанием тылов, привели к тому, что войска армии не смогли взломать оборону противника и вырваться на оперативный простор. В марте 1943 г. фронт окончательно стабилизировался.

После изнурительной Сталинградской битвы и последовавшего контрнаступления советских войск Красная Армия и вермахт нуждались в передышке. Осознавая необходимость реванша за Сталинград, противник готовил летом 1943 г. крупную наступательную операцию. В качестве места нанесения сокрушительного удара перспективнее всего выглядел огромный выступ во фронте, образовавшийся в районе Курска по итогам мартовских боев 1943 г.

Создание прочной обороны

Советское командование приняло решение о переходе в районе Курска к заблаговременной обороне. Предполагалось измотать противника, а потом нанести ему решительное поражение. Началась подготовка к предстоящим боям.

13-я армия генерал-лейтенанта Н.П. Пухова, входившая в состав Центрального фронта, обороняла участок протяженностью 34 км от Красной Слободки до Ясной Поляны. Местность в первой полосе обороны характеризовалась наличием большого количества балок и оврагов, а также мелких речушек. Пересеченный характер местности облегчал скрытное сосредоточение войск для нанесения удара.

Генералы Н.П. Пухов и К.Ф. Телегин на позициях у п. Поныри.

Населенные пункты образовывали густую сеть сёл, деревень и хуторов, которые, сливаясь друг с другом, растягивались вдоль рек на десятки километров. Такая ситуация сложилась, например, с селениями Широкое Болото, 1-е Поныри, 2-е Поныри. Несмотря на скудную растительность и отсутствие крупных лесных массивов, на полях к июлю 1943 г. рожь поднялась почти в рост человека, что способствовало скрытному перемещению пехоты на поле боя.

В ходе подготовки к проведению операции войска 13-й армии имели задачу организовать жесткую оборону с целью отражения возможных ударов противника на трёх направлениях:

  1. Малоархангельск-Ливны на правом фланге,
  2. Вдоль железной дороги на Поныри-Курск в центре боевых порядков,
  3. В районе Ольховатка-Фатеж на левом фланге.
    Для решения поставленной задачи создавались три армейские полосы обороны.

Передний край главной полосы обороны был надежно прикрыт развитой системой инженерных заграждений. Глубина и плотность заграждений не были равномерными, т. к. учитывались наиболее вероятные направления ударов противника. Особое внимание уделялось центру и левому флангу 13-й армии.

Всего к 4 июля 1943 г. было установлено 254 противотанковых минных поля (50755 мин), 189 противопехотных минных полей (23805 мин), 25 смешанных минных полей, 919 фугасов, 35,2 км проволочных заграждений, 10,7 км электропрепятствий.

На позициях севернее Понырей. Слева направо М.Ф. Иоффе, К.Ф. Телегин, К.К. Рокоссовский, В.И. Казаков, А.И. Прошляков, М.С. Малинин.

До начала наступления противника перед фронтом 13-й армии фиксировались части 383-й, 78-й, 86-й пехотных и 20-й танковой дивизий. Немцы занимались совершенствованием обороны в инженерном отношении и вели разведку переднего края советской обороны. В начале июля 1943 г. было отмечено существенное наращивание противником сил и средств южнее г. Орел. Эти резервы были оценены в 4-5 танковых и 3-4 пехотные дивизии.

5 июля 1943 г.

В ночь на 5 июля 1943 г. южнее Верхнее Тагино был захвачен немецкий сапер Бруно Формель из состава 6-й пехотной дивизии, который показал, что генеральное наступление в направлении на г. Курск запланировано на 2.00 по европейскому времени. В 2.10 по московскому времени была проведена советская контрартподготовка в центре и на левом фланге 13-й армии.

Передний край 13-й армии 5 июля 1943 г.

В 4.30 противник начал свою артподготовку силами до 100 артбатарей при поддержке больших групп ударных самолетов, действовавших по боевым порядкам советских войск.

Примерно в 5.30 начались атаки переднего края обороны войск 13-й армии. На правом фланге 8-я сд смогла удержать занимаемые рубежи под ударами примерно 50 танков и самоходок. При этом стоит отметить, что в журнале боевых действий дивизии упоминаний об авиации противника не содержится, если не считать заявку на 1 подбитый самолет.

На участке обороны 148-й сд натиск противника был заметно сильнее: в 4.30 утра начали наступление до 4 полков при поддержке 100 танков. Атаки повторялись неоднократно и уже в 6.50 командир дивизии вынужден был вводить в бой резервы для проведения контратак по вклинившемуся противнику. В результате постоянного нажима со стороны немцев 148-я сд во второй половине дня была оттеснена на рубеж Майская Зорька-Тросна-Протасово. В 17.00 в районе хутора Согласный была проведена контратака частью сил 148-й сд при поддержке подошедшего 58-го танкового полка, которая была отбита огнем штурмовых орудий противника. Таким образом, 148-я стрелковая дивизия хоть и была потеснена немцами, но после привлечения армейских резервов смогла сохранить целостность фронта, не допустив прорыва обороны на всю глубину. При этом следует отметить довольно высокие потери, которые составили по неполным данным 536 бойцов и командиров убитыми и 346 ранеными.

Вклинение немцев на северном фасе Курской дуги.

81-я сд занимала оборону на участке высота 254,6-высота 257,5-1-я Никольская-Веселый Бережок с 27 июня 1943 г., сменив части 307-й сд. Командованием дивизии наряду с очевидными достоинствами отмечались серьезные недостатки в системе обороны: отсутствовали ярко выраженные узлы сопротивления, ходы сообщения были отрыты на недостаточную глубину, критически не хватало ДЗОТов для размещения пулеметов.

В 5.30 5 июля после завершения артподготовки противник бросил в бой на участке дивизии до 5 полков пехоты при поддержке до 200 танков и штурмовых орудий. Примерно в 8.00 с отходом 148-й сд немцы начали активно действовать против правого фланга дивизии силами до 2-х пехотных полков при поддержке небольших групп танков. Получив приказ, 410-й сп произвел отход на южные скаты высоты 254,6. Новый мощный удар противника в центре оборонительных порядков дивизии едва не привел к катастрофе: 410-й стрелковый полк понес большие потери и вынужден был загибать правый фланг, а часть сил 467-го полка оказалась в полном окружении, но продолжала упорно обороняться у высоты 257,5 м. К 12.00 обстановка осложнилась еще и тем, что противник смог сбить с позиций 15-ю сд и начал обходить левый фланг 81-й дивизии. К 15.00 основные силы 467-го полка оставались в окружении, не получая приказ на отход. Командир 9-й гаубичной артиллерийской бригады приказал поставить орудия на прямую наводку, т. к. танки противника появились перед огневыми позициями бригады. К 16.00 противник достиг северной окраины д. Широкое Болото. В распоряжение генерал-майора А.Б. Баринова поступили резервы: 27-й танковый полк, 129-я танковая бригада, 1442-й самоходный артполк. Совместными усилиями удалось стабилизировать положение.

Пулеметчики меняют позицию

15-я сд держала оборону от х. Веселый Бережок до д. Ясная Поляна. Атаки противника начались в 6.00. На участке 676-го сп сложилось тяжелое положение: около 16.00 полк оказался в окружении и, скорее всего, утратил устойчивую связь с командованием. В дальнейшем полк прорывался в направлении хутора Дружовецкий, где удалось собрать потрепанные батальоны только к 23.00. Причиной столь тяжелого положения стал распад обороны 47-го сп, который не смог выстоять под ударами превосходящих сил противника. Уже к исходу дня противник занял д. Соборовка и с наступлением ночи закрепился на достигнутом рубеже.

Совместные действия пехоты и танков

Таким образом, за первый день боя противник вклинился в оборону советских войск на 6-8 км. Первая армейская полоса обороны была прорвана. Требовалось принимать срочные меры для восстановления положения на участке Поныри-Соборовка.

6 июля

В ночь на 6 июля войска 17-го гвардейского стрелкового корпуса сосредоточились для нанесения контрудара по вклинившейся группировке немцев.

Контратаки советских войск начались с утра 6 июля. На первом этапе они привели к некоторым успехам особенно на правом фланге армии. Однако уже с 10.00 противник ввел в бой до 2 пехотных дивизий для овладения г. Малоархангельск. Тяжелые бои шли в полосе обороны 148-й сд на участке Петровка-Протасово. В 12.00 пехота и танки противника ворвались в Протасово.

81-я сд до 10.00 провела 2 контратаки в направлении ст. Малоархангельск, но в дальнейшем была принуждена сдерживать крупную группировку сил противника из района ст. Малоархангельск. К исходу дня до 150 танков противника наносили удар в направлении Баженова-Поныри, где оборону занимали отошедшие части 81-й сд и свежая 307-я сд. После упорного боя противник овладел д. Баженова.

На левом фланге 13-й армии в первой половине дня соединения 17-го гвардейского стрелкового корпуса, усиленные 16-м танковым корпусом, нанесли контрудар из района Снова-Самодуровка. Им удалось достичь рубежа д. Соборовка, но в середине дня противник ввел в бой свежие части и отбросил гвардейцев на исходные позиции.

К исходу второго дня боев советское командование отметило, что вместо стремительного прорыва противник вынужден вести тяжелые позиционные бои. Общие потери армии за два дня оценивались в 12335 солдат и офицеров убитыми и ранеными. В ночь на 7 июля во второй эшелон армии была выведена 81-я сд.

7-8 июля

С рассветом противник начал атаки вдоль полотна железной дороги. На этом участке были брошены в бой соединения немецкого 41-го танкового корпуса при поддержке частей усиления. Советское командование оценило группировку противника в 200 танков и штурмовых орудий. Основную роль в сдерживании немецкого удара в районе п. Поныри взяли на себя 307-я сд генерал-майора М.А. Еншина и 4-й арткорпус прорыва генерал-майора Н.В. Игнатова. В 10.00 противник смог прорваться на северную окраину поселка, но был отброшен контратаками пехоты и 129-й танковой бригады. Только к 21.00 немцам удалось преодолеть сопротивление советских войск и занять северо-восточную окраину Понырей.

В 15.00 мощный удар был нанесен в полосе обороны 17-го гв. стрелкового корпуса. Под давлением противника части 75-й гв. сд были вынуждены отступить. Общие потери 13-й армии за 7 июля достигли 5393 солдат и офицеров.

Обращает на себя внимание тот факт, что продвижение противника по итогам трех дней боев практически прекратилось. Дальнейшие бои, которые происходили на линии Поныри-Ольховатка-Теплое-Самодуровка, не принесли немецким войскам заметных успехов.
8 июля противник перенес основные усилия в полосу обороны 70-й армии. Для 13-й армии этот день был ознаменован упорными боями за станцию Поныри и д. Ольховатка. 307-я сд провела контратаку и восстановила положение в Понырях. Часть своей полосы обороны на правом фланге дивизия передала 18-му гв. стрелковому корпусу, уплотнив за счет этого боевые порядки.

17-й гв. стрелковый корпус в течение дня отражал многочисленные атаки противника. Тяжелая обстановка сложилась на левом фланге, где шла упорная борьба за высоту 257,0 м севернее Ольховатки.

На этом этапе сражения противник стремился обескровить войска Центрального фронта, поэтому отмечается рост уровня потерь. Общие потери 13-й армии за этот день составили 8800 солдат и офицеров.

Противник выдыхается

К 9 июля за боевыми порядками армии генерал-лейтенанта Н.П. Пухова разворачиваются 3 стрелковые дивизии с частями усиления. Это окончательно лишает смысла дальнейшие атаки немцев на северном фасе Курской дуги.

В журнале боевых действий Центрального фронта отмечено, что 9-го июля враг «особой активности не проявлял, продолжая безуспешные атаки в районе Поныри и на стыке 13 и 70 Армий». Общие потери составили 825 солдат и офицеров.

10 июля происходила постепенная смена 307-й сд частями 18 гв. стрелкового корпуса. В течение всего дня шли упорные бои в поселке Поныри, который удалось очистить от противника. В полосе обороны 17-го гвардейского стрелкового корпуса упорные бои шли в районе Кашара-высота 257 м-высота 234 м. В ходе боя в плен попали солдаты противника из состава 2-й и 18-й танковых дивизий.

На следующий день противник предпринимал неоднократные попытки улучшить свое положение в районе поселка Поныри, но успеха не имел, т. к. привлеченные силы были явно недостаточны. На участке Майская Зорька-Гриневка противник бросил в бой пехотную дивизию при поддержке 60 танков. Войска 148-й и 74-й сд были потеснены на 1-2 км, но не позволили пробить брешь в обороне. 11 июля стало последим днем крупномасштабного немецкого наступления на северном фасе Курской дуги. Операция «Цитадель» не увенчалась успехом.

Железнодорожный вокзал в Понырях после боев.

По итогам оборонительной операции войск Центрального фронта еще в 1943 г. было написано большое количество аналитических материалов. Повторять их основные положения в рамках данной статьи представляется нецелесообразным. Логичнее будет обратить внимание на те аспекты, которые характеризовали действия 13-й армии, но при этом не были отмечены при анализе Курской битвы.
При знакомстве с документами бросается в глаза то, что командиры советских стрелковых дивизий весьма жестко боролись за удержание занимаемых рубежей обороны, а при прорыве фронта организовывали частые и довольно результативные контратаки. Можно с уверенностью говорить, что никакой пассивности в обороне советское командование не допускало. Наоборот: приветствовались активные действия, что выражалось в том числе в проведении ночных контратак. Это противоречит сложившемуся в наши дни стереотипу о «правильной обороне», которую выстроил К.К. Рокоссовский.

Другим важным моментом представляется тот факт, что советские стрелковые и артиллерийские части были готовы вести бой в условиях окружения, решая при этом поставленные командованием задачи. Ярким примером такого поведения советских воинов стали бои 5 июля 1943 г.

Успешная оборона была бы невозможна без отличного взаимодействия между различными родами войск. Для командиров артиллерийских соединений это нередко оборачивалось необходимостью нахождения в боевых порядках пехоты в ходе сражения. На это указывал, например, командир 81-й сд. Подобный способ руководства боем помимо очевидных плюсов приводил также к относительно высокой убыли командного состава, сведения об этом можно найти, например, в журнале боевых действий 4-го арткорпуса прорыва.

Эффективность действий отдельных соединений легче всего проследить по той скорости, с которой произошло награждение наиболее отличившихся командиров. Уже 14 июля приказом командующего фронтом были награждены все командиры дивизий 17-го гв. стрелкового корпуса, командиры 81-й, 307-й сд и 129-й тбр. Это примерно на две недели опередило основную волну награждений за бои на северном фасе Курской дуги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *