Основные особенности лечебно-эвакуационного обеспечения войск в условиях крупной наступательной операции на примере действий 13-й армии Брянского фронта под Воронежем в январе-феврале 1943 г.

В июле 1942 г. немецкие войска в ходе крупномасштабного наступления смогли сломить сопротивление Красной Армии на воронежском направлении и выйти к Дону на широком фронте. После этого ударные силы немцев повернули на юг и направились к Волге и Кавказу.

Оставшиеся под Воронежем 2-я немецкая и 2-я венгерская армии представляли собой большую массу пехотных дивизий. Однако танков и самолетов эта группировка имела очень немного. В результате немцы и венгры были вынуждены по большей части обороняться, опираясь на рубеж реки Дон, а также на свою артиллерию.

Советские войска не имели решительного превосходства над немцами под Воронежем, однако в течение лета и осени 1942 г. провели ряд наступательных операций на этом направлении. Например, в августе 38-я армия Брянского фронта провела Землянскую операцию. За неделю боев было потеряно более 15000 человек, а продвижение вперед составило всего 1-3 км [1, c. 56]. Это был самый настоящий позиционный тупик.

https://mtdata.ru/u15/photo0891/20242286077-0/original.jpg
Военмед 13-й армии Брянского фронта под Воронежем в январе-феврале 1943 г., изображение №1

Воронежское направление было на протяжении долгого времени второстепенным. Активные боевые действия здесь носили скорее эпизодический характер. Это приводило к тому, что санитарные учреждения Брянского фронта могли работать в относительно комфортном режиме. Санитарное управление фронта во главе с Максом Семеновичем Ицкиным успело наладить работу по подготовке кадрового состава санитарных учреждений. Реалии большой войны диктовали в этом вопросе свои условия. Медицинские учреждения комплектовались плохо обученным персоналом, имевшим весьма скромный практический опыт. Кроме уже имевшихся, Брянский фронт за 1942 г. сформировал более 50 новых санитарных учреждений за счет внутренних резервов. При этом стоит учитывать, что перенасыщения медицинским персоналом не произошло, т. к. средства санитарного управления фронта постоянно направлялись под Сталинград и Ржев.

https://www.jewmil.com/sites/default/files/218fa54275e0e31c37b4e5091d9112ba_XL_7.jpg
М.С. Ицкин
М.С. Ицкин

Оказавшись в ситуации острого кадрового дефицита, командование Брянского фронта было вынуждено весьма активно выдвигать на руководящую работу молодых специалистов. Организацией их работы занимались высококвалифицированные профессионалы. Например, главный хирург Брянского фронта М.Н. Ахутин за первые полтора года войны успел не только провести большое количество операций, но и написать целый ряд работ по военно-полевой хирургии. Именно этот человек ведал вопросами распределения хирургических кадров между санитарными учреждениями фронта.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/b/b7/%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B8%D0%BB_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_%D0%90%D1%85%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD.jpg
М.Н. Ахутин
М.Н. Ахутин

В описанных выше условиях санитарные учреждения фронта не могли получить опыта действий при успешном наступлении. Тыловые службы фронта также не получали опыт снабжения госпиталей всем необходимым. Без серьезной отработки до поры оставалась и система эвакуации раненых.

В преддверии крупного наступления был проведен ряд мероприятий для подготовки санитарных учреждений к приему большого числа раненых:

– выписаны выздоровевшие (в части, запасные полки, выздоравливающие батальоны),

– эвакуированы раненые из армий, если срок их выздоровления превышал 2 недели,

 в Мичуринск и Моршанск были направлены военно-санитарные поезда для разгрузки этих баз,

– число свободных мест в эвакогоспиталях (ЭГ) и госпиталях для легкораненых (ГЛР) было доведено до 10000 (койки в санучреждениях, подчиненных армиям, здесь не учитываются),

– возбуждено ходатайство о возвращении всех ранее взятых у Брянского фронта санитарных средств [2, c. 1].

Уже в период проведения операции в состав Брянского фронта была передана еще и 61-я армия (4500 коек), следом за этим фронт радикально увеличил госпитальную базу за счет Тулы (10 ГЛР и 16 ЭГ — 18400 коек) и Рязани (13700 коек) [2, c. 2]. Часть коек, расположенных в Рязани, пришлось передать в распоряжение народного комиссариата обороны.

Несмотря на то, что основной удар в тыл воронежской группировке немцев предполагалось нанести силами 13-й армии Н.П. Пухова, насытить ее большим количеством медицинского персонала не удалось. Это было связано с необходимостью обеспечивать наступательные операции, которые планировались силами 3-й и 48-й армий.

Местность на направлении главного удара советских войск благоприятствовала наступлению, но имела существенный недостаток — слабую дорожную сеть. Дороги, которые долгое время считались второстепенными, стали основными для снабжения стотысячной группировки советских войск [4, c. 13]. Это наложило свой негативный отпечаток на организацию помощи раненым.

Еще одним фактором, повлиявшим на советское наступление под Воронежем, стал цейтнот. В середине января оборона немцев северо-западнее Сталинграда окончательно рухнула. Острогожско-Россошанская операция создала благоприятные условия для обхода Воронежа с юга. А вот для удара с севере пришлось спешно «накачивать» 13-ю армию резервами. За оставшуюся до наступления неделю войска перебросить успели, санучреждения также заняли исходные позиции для приема раненых [5, c. 206], а вот со снабжением все было хуже. Припасы в запланированных объемах армия Н.П. Пухова получить не успела: вместо 3 заправок бензина имелось 57% [6, c. 32].

Военмед 13-й армии Брянского фронта под Воронежем в январе-феврале 1943 г., изображение №4

Просьбы командующего Брянским фронтом М.А. Рейтера о переносе на сутки даты начала операции были отклонены в Москве. Это было вызвано тем, что соседний Воронежский фронт наступал с 24 января, и его командующий Ф.И. Голиков высказался резко против отсрочки.

Наступление началось 26 января 1943 г. Первый день боя стал для военных медиков Брянского фронта настоящим испытанием. В спокойной обстановке госпитализация требовалась незначительному числу военнослужащих (10-50 человек в сутки на весь фронт). 26 января 1943 г. только 13-я армия потеряла 2500 человек убитыми и ранеными [7, c. 2].

Эвакуация раненых с поля боя в медсанбаты проходила, в целом, удовлетворительно. Сложности начались на этапе вывоза раненых дальше в тыл. Не хватило горючего и специального транспорта. Работа по использованию порожняка, идущего в тыл, также не была налажена заблаговременно. В итоге медсанбаты частично оказались переполнены, а госпитальная база армии оказалась недогруженной [2, c. 5].

http://ost-front.ru/wp-content/uploads/2010/08/GAZ_55_shot15_16.jpg
Военмед 13-й армии Брянского фронта под Воронежем в январе-феврале 1943 г., изображение №5

Советские войска прорвали оборону противника и устремились на юг в направлении Кастороного. Бои здесь кипели 28 и 29 января. Приток раненых в первые дни операции был на стабильно высоком уровне. С 26 по 31 января Брянский фронт потерял ранеными и заболевшими 7370 человек [8, c. 1]. Поскольку глубина продвижения советских войск превысила 30 километров, начались новые проблемы с оказанием помощи раненым. Плечо подвоза раненых к железнодорожным станциям Ливны и Елец заметно возросло (на 75% для Ливен и на 50% для Ельца) [9, c. 1]. Все это грозило привести к коллапсу всей системы эвакуации, т. к. санучреждения армии были скованы большим числом поступивших и не могли двигаться вперед с войсками, а продолжавшееся наступление еще больше растягивало коммуникации. Передислокация санучреждений ближе к району боевых действий началась 31 января, когда захваченная территория была очищена от мелких групп немцев [10, c. 1].

К счастью, к 30 января немецко-венгерская группировка, противостоявшая 13-й армии, была уже разбита, что снизило приток раненых. Советские войска развернулись на запад и перешли к преследованию противника, отступавшего через Щигры на Поныри, Золотухино, Фатеж, Курск. Почти неделю серьезного сопротивления немцы 13-й армии не оказывали. За это время ее частями была освобождена четверть территории современной Курской области. Однако стремительное наступление вперед тянуло за собой целую череду проблем со снабжением.

На 8 февраля у 13-й армии имелось меньше одной заправки горючего [11, c. 6]. При этом ухудшившаяся погода создала заторы на дорогах. Эти проблемы совпали по времени с новым скачком уровня потерь — в район Малоархангельск — Поныри – Верхний Любаж начали прибывать немецкие резервы. Воронежско-Касторненская операция постепенно перерастала в Малоархангельскую.

На примере Воронежско-Касторненской операции видно, что возросшее боевое мастерство позволило войскам Красной Армии к середине проводить крупные и успешные наступления. В то же время сказывался недостаток опыта в подготовке и обеспечении таких операций. Вариант наступления между реками Кшень и Олым в направлении Касторного отрабатывался штабом 13-й армии еще в 1942 г., что позволило быстро и организованно сосредоточить войска в конце января 1943 г. Однако не было опыта заблаговременного создания запасов всего необходимого. В результате, войска страдали из-за недостаточного снабжения.

Отсутствие опыта крупных наступлений привело и к другим просчетам. На станции Касторное советские войска захватили до 6000 автомобилей, а также гужевые повозки с лошадьми. Казалось, что это может частично снять транспортную проблему. Однако до начала боев не были выделены водители, способные управлять трофейной техникой.

Были вскрыты и проблемы чисто медицинского характера. Начальник санитарного управления 13-й армии старался как можно скорее переправлять раненых дальше в тыл, вопреки полученным указаниям. Благое, в сущности, пожелание обернулось тяжелыми последствиями. Из донесения офицера Генерального штаба Красной Армии при 13-й армии майора Рогозникова:

«По причине загрузки жел. дор. Елец-Ливны, отсутствия горючего эвакуация раненых проходит медленно. Так, в Ливнах сосредоточено до 7000 раненых…» [12, c. 1].

Несмотря на все выявленные в ходе проведения операции недостатки наступление советских войск под Воронежем стало одной из ярких победных страниц Великой Отечественной. Опыт, полученный в этих боях, позволил Красной Армии успешно бороться с противником в будущем. Благотворно повлияли полученные знания и на систему оказания медицинской помощи раненым бойцам и командирам. К сожалению, добывать этот опыт можно было только путем проб и ошибок.

  1. Отчет о боевых действиях 38 Армии Брянского фронта за период с 12 по 17 августа 1942 г. “Землянская операция” // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 329,

2. Лечебно-эвакуационное обеспечение войск в наступательной операции за период с 26.1 по 13.3.43 г. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1242

3. Донесение о численном составе Брянского Фронта по состоянию на 25 января 1943 г. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1258

4. Обеспеченность материально-техническими средствами армий и фронта в наступательной операции с 26-го января по 13-е марта 1943 года. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1242

5. Касторненско-Малоархангельская и Орловская наступательные операции Брянского фронта январь-март 1943 года // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1413

6. Описание Касторненской наступательной операции 13-й Армии. ЦАМО Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1423

7. Сведения о потерях и трофеях 13 А за 26.1.43 года // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1306

8. Донесение о потерях личного состава Войск Брянского фронта с 20 января по 10 марта 1943 года // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1272

9. Схема дислокаций санитарных учреждений за период с 26 по 30 января 1943 года // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1245

10. Схема дислокации санучреждений Брянского фронта по состоянию на 1 февраля 1943 г. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1245

11. Сведения обеспеченности армий фронта боеприпасами на 8.2.43 г., сведения обеспеченности продфуражом, ГСМ, вес заправки ГСМ и загруженность санитарных учреждений на 10.2.43 г. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1310

12. Донесение офицера ГШ КА в 13 А майора Рогозникова // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1391

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *