Они были страшнее немцев!

Начало статьи.

В разгар битвы за Москву А. Гитлер стал активнее давить на своих союзников с целью расширения их участия в войне. Венгерский лидер Миклош Хорти откликнулся на этот призыв. Зимой началась концентрация ряда венгерских дивизий в брянских лесах. Часть венгров оказалась в распоряжении 580-го тылового района.

Венгерский диктатор Миклош Хорти

Генерал Агрикола не стал изобретать ничего оригинального. Венгров он направил для проведения контрпартизанских операций на северо-западе и западе Курской области. Они должны были обезопасить ту самую железную дорогу, которая связывала Льгов и Брянск. Зимой крохотные немецкие гарнизоны и небольшие полицейские отряды старались лишний раз не высовываться из крупных населенных пунктов. Идти в леса и устраивать полномасштабные облавы на партизан они явно опасались. Причины для этого были серьезные. В конце зимы сводная группа тайной полевой полиции (ГФП) и военнослужащих гарнизона одного из украинских сел провела облаву на партизан. Результат был просто феерическим. Из примерно сотни оккупантов в живых осталась половина.

Венгры переломили ситуацию. Первой в проблемный район вошла 102-я легкая пехотная дивизия генерала Кароля Боганого .

Венгры были слабо заинтересованы в войне против Советского Союза. Они воспринимали войну как чужую, а оккупированную территорию считали чужой собственностью. Поэтому сохранять жизни советских граждан, оказавшихся в зоне проведения облавы, венгры считали излишним.

Командующий 2-й армией генерал-полковник фон Вейхс (в очках) с начальником штаба 2-й венгерской армии полковником Ровачем (Rowacz).

Зачастую венгерские солдаты оцепляли район, где могли скрываться партизаны, и просто вырезали там все живое. Своей беспощадностью они удивляли даже прикомандированных немецких офицеров. Так, например, 22 марта военнослужащие 3-го батальона 51-го полка доложили о сожжении деревни Слепухино (на границе Курской и Брянской областей). При этом в контакт с местными жителями никто не вступал, а казненные были обозначены как «пособники партизан». Только за апрель и только 102-я легкая дивизия отчитается об уничтожении 1380 «партизан и их пособников», а также об «очищении» 25 деревень.

Возросшее давление со стороны оккупантов вынудило многих курских партизан отойти на запад и северо-запад в район современных Железногорска, Дмитриева-Льговского, в Хинельские и Брянские леса. Однако никто не собирался мириться с таким положением вещей.

Заготовка дров в районе Курска

Дело в том, что немцы в своем упорном желании обезопасить железную дорогу стали мешать свободному сообщению курских, орловских и брянских партизан с партизанами Украины. Между Хинельскими и Брянскими лесами проходит узкая равнинная полоса шириной до 40 километров. Она будто рассекает единый лесной массив. До прихода венгров немцы здесь не задерживались, силенок явно не хватало. Во многих деревнях немцев не видели с самого начала войны. А вот с марта гарнизоны в Середине-Буде, Пигаревке, Чернацком воспретили свободное движение партизан в этом районе.

Разбираться с оккупантами решили совместными усилиями. Курских партизан представляли хомутовский, дмитриевский и михайловский отряды. Главной же ударной силой должны были стать путивльцы Сидора Артемьевича Ковпака.

Операция началась в ночь с 27 на 28 апреля и закончилась только к 1 мая 1942 года. В 580-м тыловом районе заметили «движение слабых партизанских отрядов» западнее Фатежа еще днем. Тогда же перемещение «сильных бандитских групп» было отмечено в 532-м районе, но уже на востоке Орловской области. Выводы из этих наблюдений сделаны были неверные. Генерал Агрикола решил больше внимание уделить защите шоссейной дороги Курск-Орел. Генерал Бернхард усиливал подступы к Брянску. А вот поддержать 102-ю венгерскую дивизию никто и не подумал. Расплата за недальновидность последовала через несколько часов.

Венгры оценили численность партизанских отрядов, атаковавших гарнизоны в Чернацком, Пигаревке, Середине-Буде в 2000 человек. Вскоре после начала боев венгерские части были выбиты из Чернацкого и Середины-Буды. Венгерский батальон в Пигаревке занял круговую оборону и благоразумно оттуда не высовывался. Немцы были вынуждены перебрасывать собственные войска, чтобы спасти союзников от полного разгрома. 29 апреля ситуацию удалось стабилизировать, партизанские отряды под напором немцев оставили Середину-Буду. Для достижения этого успеха противник был вынужден использовать даже авиацию. Прорыв украинских отрядов в Хинельские леса состоялся. В «сражении у Середины-Буды» поучаствовало, по немецким данным, более 5000 партизан. Раздосадованный генерал Агрикола сообщил вышестоящему командованию, что теперь венгров вряд ли удастся использовать в открытом бою даже с партизанами, не говоря уже о частях Красной Армии.

Такой удар не мог оставаться без ответа. Немцы стали собирать для карательной операции в Хинельских лесах всех: деморализованных венгров, плохо организованных полицаев, немецкие части по охране тыла, полицейские батальоны, а также «туркестанцев, казаков, украинцев». Общие потери карателей составили 711 человек за период с 13 по 30 мая. Немцы отчитались об уничтожении 4375 «партизан и их пособников». Главной ударной силой в те дни была 6-я венгерская дивизия.

Из всего этого следует, что к началу лета 1942-го года советские партизаны уже представляли из себя вполне серьезную силу. Помимо мелких отрядов и групп в немецких тылах действовали соединения таких видных командиров как С.А. Ковпак, А.Ф. Федоров и А.Н. Сабуров. Каждый из них имел под своим началом до нескольких тысяч народных мстителей. Немцы противопоставили партизанам свои части охраны тыла, а также массу венгерской пехоты. Но их усилий было уже недостаточно. Чтобы высвободить максимальное число солдат и офицеров для фронта немцы начинают делать ставку на коллаборационистов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *