Малоархангельская операция или ВЫИГРАТЬ ВОЙНУ В 1943-М

9 мая 1945 года — красный день календаря для миллионов людей по всему миру. Но могла ли война закончиться раньше? Скажем, году в 1943-м? Не верите? А советские генералы в январе того года были просто убеждены в возможности такого поворота.

К началу 1943 г. группа армий «Б» генерал-полковника М. фон Вейхса находилась в очень тяжелом положении. Ее правый фланг оказался в сталинградском котле и шансов на прорыв уже практически не имел. Центр состоял из итальянских, венгерских и немецких дивизий, что явно не добавляло ему устойчивости. И только на левом фланге в полосе обороны 2-й полевой армии вермахта — в районе воронежского выступа — до поры до времени все было относительно спокойно. Однако и это было затишьем перед грандиозной бурей.

Максимилиан фон Вейхс — командующий группой армий «Б»
Максимилиан фон Вейхс — командующий группой армий «Б»

В середине января началась острогожско-россошанская операция войск Воронежского и Юго-Западного фронтов. Буквально за неделю центр группы армий «Б» перестал существовать. 24 января началась воронежско-касторненская операция, которая к концу месяца поставила крест на 2-й армии немцев. И именно с этого момента необходимо начать рассмотрение следующей операции Брянского фронта — малоархангельской.

Малоархангельская операция или ВЫИГРАТЬ ВОЙНУ В 1943-М, изображение №2

К 25 января в составе Брянского фронта насчитывалось:

в 13-й армии — 100863 человека,

в 3-й армии — 52620 человек,

в 48-й армии — 47032 человека,

во фронтовых частях — 42635 человек.

Парад немецкого абсурда

В разгроме воронежской группировки немцев приняла участие 13-я армия Н.П. Пухова. Она вобрала в себя практически все фронтовые резервы. Такая концентрация сил позволила довольно быстро сломить сопротивление противника и выйти на оперативный простор. Войска Н.П. Пухова уже через двое суток после начала боев повернули на запад и начали продвигаться по маршруту Щигры — Золотухино. Это создавало угрозу глубокого обхода правого фланга группы армий «Центр».

Н.П. Пухов
Н.П. Пухов

До поры до времени командование группы армий «Центр» не предпринимало решительных действий для помощи своему соседу справа. 2-я танковая армия Р. Шмидта занималась в январе 1943 г. крайне «благородным делом» — контрпартизанскими операциями в Брянских лесах. Масштаб этих мероприятий был по-настоящему впечатляющим: 3 венгерские дивизии, 47-й танковый корпус вермахта, две немецкие охранные дивизии, а также большое количество отдельных частей были привлечены к борьбе с партизанами. Народные мстители так допекли немцев, что операцию полностью не свернули даже в разгар февральских боев 1943 г.

29 января во второй половине дня был поднят вопрос о переброске 18-й танковой дивизии 47-го танкового корпуса для прикрытия правого фланга 2-й танковой армии. Но в тот момент было до конца неясно – куда именно нужно отправлять танкистов. В данном случае против немцев играла общая неповоротливость военно-бюрократической машины. Дело в том, что формально правый фланг армии никто не обходил! На ливенском направлении продолжал вполне спокойно держать оборону 55-й армейский корпус из состава 2-й армии. Активных боевых действий на его участке фронта не велось. По этой причине Р. Шмидт был вынужден разворачивать 18-ю танковую дивизию в затылок 55-му корпусу в районе Змиевки. Но подчинен он был первоначально 35-му корпусу 2-й танковой армии [2, fr-7406918]. Сложилась парадоксальная ситуация: корпус из состава группы армий «Б» не имел с ней прямой связи, т. к. был с юга и востока окружен советскими войсками, а с севера и запада — войсками группы армий «Центр».

Пока командование 2-й танковой армии немцев пыталось сориентироваться в быстро меняющейся обстановке, войска 13-й армии 3 февраля перерезали железнодорожное сообщение между Орлом и Курском на участке Золотухино-Возы. Это создало предпосылки для поворота 13-й армии на север в направлении Понырей, Малоархангельска и Змиевки. Взятие указанных населенных пунктов давало возможность перерезать снабжение 55-го корпуса, а также создавало непосредственную угрозу Орлу. Дивизии этого корпуса уже постепенно втягивались в бои с перешедшей в наступление 48-й армией Г.А. Халюзина [3, с. 7].

Командование Брянского фронта вполне серьезно рассматривало вариант победы в войне! И действительно, падение Орла — это окружение группы армий «Центр» — самого крупного объединения немцев на тот момент. Для Берлина дело пахло настоящей катастрофой…

В плену иллюзий. Планы резко меняются

Исторические аналогии иногда принимают весьма специфические формы. По итогам Воронежско-касторненской операции командующие двух советских фронтов: М.А. Рейтер (Брянского) и Ф.И. Голиков (Воронежского) были повышены в званиях. Оба стали генерал-полковниками. Самое смешное, что другую сторону фронта командующие также принимали поздравления в связи с присвоением новых званий. Максимилиан фон Вейхс, который командовал практически уничтоженной группой армий «Б», получил фельдмаршальский жезл. Судя по всему, Гитлер намекал Вейхсу, как и Паулюсу, на самоубийство. Однако Вейхс жезл принял, а стреляться, как и Паулюс, не стал. Фюрер был в ярости от такой «непорядочности» и пообещал больше никому не давать звания фельдмаршала до конца войны. Это обещание он традиционно не выполнит.

Макс Андреевич Рейтер
Макс Андреевич Рейтер

Тем временем события на фронте продолжали раскручиваться по нарастающей…

http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/Gliederungen/Korps/Karte/LV0243.jpg
Фрагмент немецкой карты. Обратите внимание на прерывистую синюю линию и пустое пространство внизу карты. Правый фланг немецкого 55-го корпуса «повис в воздухе», лишившись соседа справа.
Фрагмент немецкой карты. Обратите внимание на прерывистую синюю линию и пустое пространство внизу карты. Правый фланг немецкого 55-го корпуса «повис в воздухе», лишившись соседа справа.

Ахиллесова пята советских войск

В январе 1943 г. скоростью, с которой разваливалась группа армий «Б», было откровенно удивлено не только немецкое, но и советское командование. За остававшуюся до наступления под Воронежем неделю на Брянском фронте войска перебросить успели, санучреждения также заняли исходные позиции для приема раненых [3, c. 206], а вот со снабжением все было хуже. Припасы в запланированных объемах армия Н.П. Пухова получить не успела: вместо 3 заправок бензина имелось 57% [4, c. 32].

Если на боях под Воронежем это не сказалось, то уже в ходе малоархангельской операции этот фактор будет иметь едва ли не ключевое значение.

4 февраля 1943 г. начался медленный поворот 13-й армии в направлении Малоархангельска. В тот же день командующий Брянским фронтом М.А. Рейтер принял решение:

«а/ четырьмя усиленными дивизиями 48-й армии /73, 143, 137 и 6 гв.сд/ и четырьмя усиленными дивизиями 13-й армии /74, 148, 8, 81 сд/ уничтожить противостоящего противника и к исходу 5.2 овладеть рубежом: Верх. Сосна, Малоархангельск, ст. Малоархангельск» [3, c. 143].

Собственно, вот чего хотело советское командование, если приложить замыслы к карте.
Собственно, вот чего хотело советское командование, если приложить замыслы к карте.

Однако стремительного рывка не произошло. 48-я армия имела минимальный успех, захватив всего несколько деревень. Войска Н.П. Пухова также начали терять темп — сказывался дефицит горючего. К 8 февраля в войсках армии останется менее одной заправки, что было категорически недостаточно для целей снабжения [5, с. 6]. Советская пехота была вынуждена преодолевать немалые расстояния (между Золотухино и Понырями 30 км) пешком по февральскому морозу.

Хитрый план

Немцы, в свою очередь, стремительно наращивали свою группировку на малоархангельском направлении. Еще 26 января 20-я танковая дивизия получила приказ о выводе в резерв 9-й армии на ржевском выступе [6, fr. 736]. Однако уже 1 февраля поступили новые указания: танкисты должны были срочно добраться до Смоленска, погрузиться в эшелоны и отправиться в район Орла [6, fr. 000744]. Примерно по тому же маршруту и в те же дни отправилась 258-я пехотная дивизия. Весь вопрос стоял теперь в сроках прибытия этих соединений.

По состоянию на 25 января в 20-й танковой дивизии имелось танков: Pz-III k – 7 шт., Pz-III L – 1шт., Pz-IV k – 3 шт., Pz-IV L – 2 шт. Но настоящим анахронизмом выглядели 9 стареньких Pz.Kpfw.38(t). Боевая численность подразделений также была не на высоте — 2582 человека на конец января [7, fr-7874841]. Командование 2-й танковой армии на радостях обещало дать от своих щедрот еще 25 танков Pz-IV.

https://warspot-asset.s3.amazonaws.com/articles/pictures/000/042/701/content/pzkpfw38tussr02-3557aa51c8a7ac0177a9f83e29b5927c.jpg
Pz.Kpfw.38(t). Кажется, ездить на этих пепелацах в бой немцы не горели желанием, поэтому они «дожили» аж до 1943 г.
Pz.Kpfw.38(t). Кажется, ездить на этих пепелацах в бой немцы не горели желанием, поэтому они «дожили» аж до 1943 г.

“Инвалидная команда вермахта. 18-я танковая дивизия

2-4 февраля решался вопрос о передаче 55-го армейского корпуса группе армий «Центр». Как только командующий группы армий фельдмаршал фон Клюге добился этого [2, fr-7406921], в расположение корпуса вылетел генерал-полковник Р. Шмидт [2, fr-7406930]. Итогом его поездки стала переброска 18-й танковой дивизии в район Понырей.

Следует остановиться на этой дивизии немного подробнее. 18-я танковая к февралю 1943 г. должна была носить гордое название «почетного инвалида Германии». Все началось в 1941 г. За полгода беспрерывных боев дивизия понесла большие потери, сражаясь в центральном секторе советско-германского фронта. Во время контрнаступления Красной армии под Москвой танкистов использовали как пожарную команду. Потери увеличились. В марте 1942 г. Гитлер решил основные усилия сосредоточить на юге. Все дивизии, готовившиеся к походу на Кавказ, получили пополнение, новую технику, средства усиления. 18-я танковая осталась под Орлом и ничего такого ей не причиталось. Более того, она сама стала донором для тех, кто шел за нефтью. Фактическая численность дивизии тогда плавала в районе 7000 человек (14000 по штату). Под Орлом дивизию постоянно собирались переформировать во что-нибудь поменьше, но каждый раз начиналось советское наступление и танкистов бросали в бой «как есть». В последний раз 18-ю танковую дивизию попытались переформатировать в январе, но наступление под Воронежем опять сорвало эти планы. «Инвалидная команда» вновь отправилась затыкать дыру. На этот раз ее ждали Поныри.

Следует отметить, что противник не только рассчитывал отбить атаки советских войск на Малоархангельск. Немцы предполагали сосредоточить здесь крупную группировку своих войск с тем, чтобы в середине февраля нанести контрудар и прорваться к Курску [8, с. 35]. Этот план не был лишен оснований — всего через месяц подобный вариант будет воплощен в жизнь Э. фон Манштейном под Харьковом. Ответственную задачу в данном случае решили возложить на Й. Лемельзена [9, с. 29].

Лемельзен.
Лемельзен.

Далекоидущие замыслы были и у советского командования. Приказ Ставки ВГК был однозначным: к 15-17 февраля завершить разгром орловской группировки немцев, а 13-й армии развивать наступление через Карачев на Брянск [3, с. 147]. Но для начала требовалось сломить сопротивление немцев на линии Дросково-Малоархангельск.

Последняя надежда Рейха

5-6 февраля 1943 г. советскому командованию казалось, что не хватает буквально последнего усилия для опрокидывания всего правого фланга 2-й танковой армии. Самое интересное заключается в том, что такие предположения были недалеки от истины. Надо было быстро разбить 18-ю танковую дивизию у Понырей, и дорога на Змиевку была бы открыта. Со взятием Змиевки рушилось снабжение 55-го корпуса. А дальше фронт обороны немцев мог посыпаться подобно шашечкам домино.

На схеме отмечен маршрут, по которому предстояло двигаться советской пехоте. 5-6 февраля 20-я тд еще была растянута вдоль железной дороги.
На схеме отмечен маршрут, по которому предстояло двигаться советской пехоте. 5-6 февраля 20-я тд еще была растянута вдоль железной дороги.

Исполнение общего замысла операции для 13-й армии было возможным при условии быстрого захвата Понырей. Бои за поселок начались 6 февраля 1943 г. 18-я танковая дивизия, занимавшая его, сыграла роль своеобразной «пробки». Обойти ее по заснеженным полям без хороших шоссейных дорог было затруднительно, а единственная транспортная артерия проходила в этих местах как раз через Поныри. Командир 81-й дивизии полковник А.Б. Баринов все же попытался устроить немцам классические «клещи» путем глубокого обхода немцев с востока и запада. Это резко замедлило продвижение советских войск, не принеся заметных результатов — немцы ослабили гарнизон Понырей и укрепили подступы к поселку. Примечательно, что А.Б. Баринов со своей пехотой атаковал противника, над которым не имел решительного превосходства в силах и средствах.

А.Б. Баринов
А.Б. Баринов

Подошедшая 8 февраля 15-я стрелковая дивизия сходу провела лобовую атаку на Поныри. Ее немцы также отбили, однако ночью 18-я танковая дивизия стала покидать поселок. Тяжелые потери в людях и технике поставили ее на грань боеспособности. В советских документах встречаются упоминания о сотнях немецких трупов, которые лежали на улицах Понырей.

18-я танковая дивизия уже не могла остановить продвижение советских войск. В этот момент из штаба 55-го корпуса в адрес командира 20-й танковой дивизии поступила радиограмма больше напоминавшая крик души:

«Фронт корпуса под угрозой… Вы наша последняя надежда…» [6, fr. 758].

http://www.psywarrior.com/GeneralHeinrichFreiherrvonLuttwitz.gif
Командир 20-й тд. Хайнрих фон Люттвитц.
Командир 20-й тд. Хайнрих фон Люттвитц.

А.Н. Слышкин — командир 15-й стрелковой дивизии — попытался развить успех ударом вдоль железной дороги на север. Однако здесь он столкнулся с сильным противодействием немцев. В это время южнее Малоархангельска разворачивалась 20-я танковая дивизия, что позволило противнику уплотнить боевые порядки.

По итогам боев 9 февраля командование группы армий «Центр» констатировало, что на всем правом фланге 2-й танковой армии советские войска оказывают сильное давление на 55-й армейский корпус [10, с. 12].

По большому счету, обеим сторонам в этот момент нужна была передышка. Советские войска готовились срезать орловский выступ, немецкое командование рассчитывало нанести встречный удар и захватить Курск.

Первыми к активным действиям перешли 13-я и 48-я армии Брянского фронта. 12 февраля они вновь предприняли массированные атаки против основных сил 55-го армейского и левого фланга 47-го танкового корпусов.

Последнее усилие

При подготовке этого нового наступления были слабо учтены резервы противника, которые были переброшены в район Малоархангельска буквально в последний момент: 20-я танковая дивизия, 1-й воздушно-десантный полк. Изначально план Н.П. Пухова предусматривал в боях под Малоархангельском следующее построение: справа в направлении Протасово наступала 15-я дивизия, левее располагалась 81-я дивизия с одной танковой бригадой, а еще левее должна была действовать 307-я дивизия, усиленная танковой бригадой. Получался своеобразный веер, где 15-я дивизия сковывала 18-ю тд немцев, а две другие дивизии осуществляли охват и разгром противника. [3, c. 165].

Малоархангельская операция. Окончание., изображение №1

48-я армия должна была силами трех стрелковых дивизий пробить брешь в обороне 55-го корпуса и ввести в прорыв подвижную группу, состоявшую из лыжных батальонов, танковых полков и одной стрелковой дивизии.

Характерно, что на момент начала операции советские войска уже не располагали решительным превосходством над противником.

Общее соотношение сил на малоархангельском направлении

Красная Армия

9 стрелковых дивизий, 2 танковые бригады

Вермахт

3 пехотные дивизии, 1 воздушно-десантный полк, 2 танковые дивизии

Большое количество пехоты с советской стороны с лихвой компенсировалось ранее понесенными потерями и усталостью войск, которые находились в боях без передышки более двух недель. Кроме того, большое значение имело отставание тылов 13-й армии. Особенно это касалось артиллерии. Под Воронежем в конце января на противника обрушился настоящий шквал огня, а под Понырями через 10 дней снаряды уже стали выдавать под счет. Красноречивее всего запись в журнале боевых действий 15-й дивизии за 10 февраля:

«Обеспеченность: боеприпасами — 0,2 б/к, продовольствием — 0,2 сутдачи, ГСМ – нет, фуража — нет» [11, c. 24-25].

За 9-10 февраля дивизия потеряла 902 человека убитыми и ранеными, что составляло около трети боевого состава, имевшегося в январе. Похожая ситуация была и в 81-й дивизии.

Все эти факторы привели к тому, что войска 13-й и 48-й армий не добились серьезных успехов в первые дни наступления. Разгром немцев под Малоархангельском, который предполагалось провести всего за сутки, оказался непосильной задачей.

К 19 февраля дивизии немцев, действовавшие северо-западнее Понырей были объединены под управлением 46-го корпуса. Можно с уверенностью сказать, что к этому моменту противник полностью преодолел кризис, возникший в начале февраля. В дальнейшем немецкое командование будет осуществлять план постепенного отхода на заранее подготовленные рубежи. Этого можно было и не делать, но в штабе 2-й танковой армии хотели путем тактического отхода и сокращения линии фронта высвободить часть сил 55-го корпуса. К сожалению, советское командование в данном случае не могло воспрепятствовать планам противника [2, fr-7407013]. В последней декаде февраля основные события плавно сместились на 50-60 км западнее Малоархангельска, окончательно сделав это направление второстепенным. Освобождение города произошло при отступлении немецких войск в ночь с 23 на 24 февраля. Однако даже этот успех не изменил общей картины и буквально через сутки малоархангельская операция была свернута.

Этот эпизод Великой Отечественной войны даже спустя десятилетия остается сравнительно плохо изученным. В литературе, например, нет четких хронологических рамок ее проведения. Датами начала ее обычно указываются 2, 4, 5 и 6 февраля 1943 г. А датами завершения можно в равной степени считать 12, 25 февраля или первые числа марта. В документах Брянского фронта нет четко выраженного определения этой операции, а есть только описание кастороненско-малоархангельской операции. Бои, развернувшиеся с 12 февраля, уже были частью масштабной орловско-брянской операции Брянского и Западного фронтов.

Малоархангельская операция. Окончание., изображение №2

Не меньше сложностей и с определением итогов операции. Общие потери 2-й танковой армии за февраль 1943 г. составили 22314 человек [12, c. 13]. Не менее половины этого числа, очевидно, приходится на малоархангельскую операцию. Здесь не учтены потери остатков 2-й полевой армии, которые также приняли участие в этих боях. С потерями советской стороны также все непросто. Основная их часть приходится на войска 48-й армии, которые за февраль потеряли более 30 тыс. человек [13, c. 1]. Столь высокая убыль личного состава объясняется тем, что армия так и не смогла прорвать оборону противника и была вынуждена раз за разом осуществлять лобовые атаки на его заранее подготовленные позиции. В 13-й армии условия были иными, т. к. часть ее сил была задействована на других направлениях, а дивизии, привлеченные к участию в малоархангельской операции, уже успели понести чувствительные потери в воронежско-касторненской операции.

Так или иначе, советские войска хотя и не смогли добиться главной цели по разгрому орловской группировки немцев, но все же сорвали план противника по прорыву в направлении Курска. Немецкие резервы прибывали на малоархангельское и троснянское направления по частям и сходу вступали в бой. Это приводило к относительно высоким потерям в личном составе и технике. Проведение малоархангельской операции также позволило прикрыть сосредоточение и развертывание Центрального фронта К. К. Рокоссовского, который вступил в бой в конце февраля

Список источников и литературы.

  1. Донесение о численном составе Брянского Фронта по состоянию на 25 января 1943 г. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1258

2. Kriegstagebuch der Pz AOK 2 // NARA T-313, R-153

3. Касторненско-Малоархангельская и Орловская наступательные операции Брянского фронта январь-март 1943 года // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1413

4. Обеспеченность материально-техническими средствами армий и фронта в наступательной операции с 26-го января по 13-е марта 1943 года. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1242

5. Сведения обеспеченности армий фронта боеприпасами на 8.2.43 г., сведения обеспеченности продфуражом, ГСМ, вес заправки ГСМ и загруженность санитарных учреждений на 10.2.43 г. // ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1310

6. Kriegstagebuch der 20 Pz. Div. // NARA T-315, R-746

7. Gefechtsstarken: Stand vom 31.1.1943 // AOK 9 // NARA T-312, R-308

8. ЦАМО Фонд 500, Опись 12466, Дело 33

9. Befehlgliederung Pz AOK 2 // 9.2.1943 // ЦАМО Фонд: 500, Опись: 12466, Дело: 33

10. Zusammenfassende Feindbeurteilung // ЦАМО Ф: 500, Опись: 12454, Дело: 648

11. Журнал боевых действий 15 сд // ЦАМО, Фонд: 1077, Опись: 1, Дело: 48

12. Auszug aus tagesmeldung 5.3.1943 // ЦАМО Фонд: 500, Опись: 12466, Дело: 33

13. Донесение о потерях личного состава 48 Армии с “20” января по “10” марта 1943 года ЦАМО, Фонд: 202, Опись: 5, Дело: 1272

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *