Локотский «фюрер» — хозяин недореспублики

О феномене Локотского автономного округа и доныне не утихают споры. Созданный в конце 1941-го года в тылах группы армий «Центр», он довольно быстро стал настоящим явлением. Уже через год после образования округа высокопоставленные немецкие генералы и политики обсуждали перспективы его дальнейшего существования. Что же это было на самом деле? «Национальная» альтернатива советской системе управления, или попросту сборище предателей? А может быть, лишь кратковременный успех удачливых авантюристов?

Воскобойник и Каминский

Подробно пересказывать биографии Бронислава Каминского и Константина Воскобойника, которые стали творцами и лидерами Локотского автономного округа, мы не будем. Отметим лишь несколько ключевых особенностей, роднивших этих двух людей. Во-первых, и Каминский, и Воскобойник были людьми пожившими, обоим к началу войны было уже за сорок. Во-вторых, они имели свои счеты с советской властью, т.к. были подвергуты репрессиям по политическим мотивам в 30-е годы. В-третьих, к 1941-му году Воскобойник и Каминский были уже вполне устроены в жизни, став соответственно преподавателем техникума и инженером на спиртзаводе. Самой же главной чертой характера, роднившей этих людей, стала непомерная амбициозность, которая просто не могла реализоваться в скромном брянском поселке Локоть. В спокойной обстановке их жизни могли пройти тихо и мирно, не оставив заметного следа в истории. Для того, чтобы эти деятельные натуры проявили себя, нужны были экстраординарные обстоятельства.

Воскобойник
Воскобойник

Осень 1941-го года – немецкие войска стремительно наступают. В связи с приближением противника в Локте начинается эвакуация. Её Воскобойник и Каминский всячески постарались избежать. Немцы, вступившие в поселок, задерживаться там не стали. Что примечательно, судя по всему, в поселке не осталось даже небольшого гарнизона. Наступает период безвластия. Этим обстоятельством и воспользовались Воскобойник с Каминским.

Они быстро (за пару дней) собрали и организовали примерно два десятка крепких мужиков. С ними Воскобойник и Каминский явились на собрание жителей поселка Локоть. Можно предположить, что на местное население появление такого организованного отряда произвело определенное впечатление. В ходе проведенного собрания Константин Воскобойник был избран старостой, а Бронислав Каминский – его заместителем. Таким же образом была создана «Народная милиция» из 20 человек.

Локотский округ

По мере ухудшения ситуации на фронтах немцы все более благосклонно стали относиться к коллаборационистам всех мастей. Именно поэтому бурная деятельность, развернутая Воскобойником и Каминским в ноябре-декабре 1941-го года, была довольно успешной.

16 ноября немцы официально утвердили управу Локотской волости под началом обер-бургомистра Воскобойника и его заместителя Каминского. Управе были подчинены посёлок Локоть и близлежащие деревни. Отряд «Народной милиции» в посёлке Локоть было разрешено увеличить до 200 человек, т.е. в 10 раз. В окрестных деревнях было разрешено создавать группы «самообороны». Характерно, что начальником полиции стал бывший уголовник, Роман Иванин.

Не довольствуясь только наведением порядка и выполнением заданий немецкого командования, этот «тандем» решил окунуться еще и в большую политику. 25 ноября 1941-го года Воскобойник выпустил манифест о создании Народно-социалистической Партии России «Викинг» («Витязь»). Манифест сулил уничтожение колхозов, бесплатную передачу пахотной земли крестьянам и свободу частной инициативы, но только не сразу, а после создания русского национального государства. Беспощадное уничтожение коммунистов и евреев также было прописано прямым текстом. Очевидно, Воскобойник и Каминский не хотели быть простыми коллаборационистами. Они стремились выделиться из общей массы предателей, а, возможно, замахнулись и на главные роли в «будущей России». Немецкое тыловое командование встретило эти идеи прохладно, так как считало локотских националистов лишь расходным материалом. А о создании новой, пусть и полузависимой, России немцы даже не задумывались.

А.Н. Сабуров
А.Н. Сабуров

Головокружение от успехов закончилось в Локте довольно быстро. Зимой 1941-1942-го года активизировались партизаны. В ходе декабрьско-январского рейда отряд Александра Николаевича Сабурова уничтожает полицейские гарнизоны в селах Красная Слободка, Суземка, Селечно и наносит большие потери «полицаям» в поселке Локоть. В этом бою 8 января 1942-го года был убит Константин Воскобойник. Его смерть поставила крест на стремительном развитии партии «Викинг» и общей политической активности руководителей локотского самоуправления. Занявший его место Бронислав Каминский был человеком несколько другого склада.

«Инженер Каминский»

В обмен на назначение он предлагал:

«..милитаризовать его (район) таким образом, чтобы обеспечить защиту тыла германской армии и увеличить поставки продовольствия для германских войск».

Выполняя данные обещания, Каминский возобновил работу заводов, мельниц, мастерских и других предприятий в Локте. Также была приведена в порядок инфраструктура (дороги, мосты). Уделялось большое внимание и идеологической обработке – довольно быстро открылись школы, театры, религиозные учреждения. Естественно, их работа направлена была на защиту интересов «новых господ».

Современные поклонники «республики Каминского» часто пишут о его самостоятельности. Ссылаются они при этом на отсутствие немецких войск на данной территории. Но так ли это было? Для контроля над ним был поставлен советник — полковник Карл Рюбзам с охранным батальоном. Кроме того, здесь находились зондеркоманда 7b германских органов полиции безопасности и СД, занимавшаяся репрессиями в отношении мирного населения, подразделения охраны лагеря для советских военнопленных на станции Брасово. И, конечно же, «Абвергруппа-107», которая занималась борьбой с партизанами. Так что немцы на территории «республики» были. И говорить о полной самостоятельности обер-бургомистра Каминского не приходится.

Строго говоря, таких персонажей, как руководитель локотского самоуправления, у немцев было немало. Например, в Трубчевске (Брянская область) примерно такими же темпами в начале 1942-го года разрасталась организация коллаборационистов во главе с Петром Павловым. Под ружьем у этого «деятеля» было людей даже больше, чем у Каминского. Но именно «инженер Каминский» (как его называли немцы) сейчас на слуху.

Связано это было с тем, что локотского обер-бургомистра не трогали крупные партизанские отряды. Упомянутого Павлова, для сравнения, не оставлял своим «вниманием» Сидор Артемьевич Ковпак. Поэтому «поголовье» коллаборационистов в Трубчевске уже весной 1942-го года перестало заметно расти. А вот Бронислав Каминский продолжал упорно наращивать численность «Народной милиции». Немцы, видя его энергию, постепенно расширяли его «владения», которые стали объединять территорию нескольких районов с довоенным населением в полмиллиона человек.

Если в первой половине 1942-го года «каминцы» в большей степени занимались уничтожением коммунистов, евреев и просто неугодных, то летом они уже активно включились в проводимые немцами контрпартизанские операции. Обращает на себя внимание тот факт, что в ходе таких операций уничтожались сотни, а нередко и тысячи «партизан и их пособников», но при этом практически отсутствовали пленные. Немецкие офицеры помимо общей жестокости «инженера» заметили также его тщеславие. Служивший в Красной Армии рядовым еще в годы Гражданской войны, Каминский именовал себя в присутствии немцев «бригадным генералом»Этот факт не помешал, однако, “генералу” подчиняться приказам немецкого полковника Эрвина Йоллассе.

К осени 1942-го года Локотский округ уже был слишком большим, чтобы удерживаться силами милиции. Поэтому Каминский провел мобилизацию мужского населения в возрасте 18-20 лет. Местные жители не горели желанием вставать под знамена «инженера», поскольку к тому времени почти в каждой деревне уже были убитые «новой властью». Но самозваный «бригадный генерал» угрозами и насилием все же добился своего. Теперь в его руках была немалая сила – около 10 тысяч человек. Размениваться на мелочи Каминский не стал и объявил о создании Русской Освободительной Народной Армии (РОНА).

На новое явление решили внимательнее взглянуть видные немецкие сановники. В Локоть отправился эмиссар рейхсминистра восточных территорий Альфреда Розенберга. По итогам поездки отмечалось:

«… Четыре батальона носят старую немецкую форму. Остальные батальоны внешне выглядят как дикая банда».

Эта оценка очень точно передавала суть новой «армии». В начале 1943-го года худшие предположения немцев подтвердились полностью. При встрече с частями наступающей Красной Армии «каминцы» сдавались сотнями. Боевая выучка коллаборационистов также не выдерживала никакой критики. Бои под Севском в феврале-марте 1943-го года показали крайне низкую боеспособность войск РОНА. Ситуацию усугубило то обстоятельство, что на части Локотского округа резко активизировались партизаны. Особенно широко этим движением были охвачены оккупированные районы Курской области.

Бронислав Каминский
Бронислав Каминский

В Белоруссии и Польше

На этом история «инженера Каминского» вполне могла бы и закончиться – проигравших никто не любит. Но как только фронт стабилизировался «каминцы» приняли участие в целой череде удачных и крайне жестоких контрпартизанских операций. Сначала они «наводили порядок» в Брянской области, а после поражения немцев в Курской битве перебрались в Белоруссию. Общее количество жертв среди советских граждан от действий войск Каминского не поддается точному учету. По всей видимости, только за 1943-й год ими было убито не менее 25 тысяч человек (из них не менее 15 тысяч на территории Белоруссии). Такая жестокость пришлась по душе далеко не всем коллаборационистам. Незапятнанные в казнях бойцы РОНА старались перейти на сторону партизан при первой возможности.

В связи с тяжелым положением на фронтах немцы стали активно формировать различные националистические «легионы» и «дивизии», составленные из предателей всех мастей. Поскольку в рядах РОНА находилось несколько тысяч человек, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер санкционировал включение ее в ряды СС. Бронислав Каминский стал бригадефюрером и генерал-майором войск СС.

Вдоволь порадоваться карьерному росту он не успел. В августе 1944-го года его бригаду бросили на подавление Варшавского восстания.

Грабежи, мародерство, жестокость, отсутствие дисциплины, невозможность справиться с организованным сопротивлением – вот далеко не полный перечень отличительных черт «каминцев», продемонстрированных ими на улицах польской столицы. За все эти «художетсва» должен был кто-то ответить. В конце августа Бронислав Каминский и несколько его сподвижников были расстреляны по приговору немецкого трибунала.

Руины Варшавы
Руины Варшавы

Так бесславно закончилась история человека, которого в наши дни стали называть «хозяином Брянских лесов».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *